Что общего между Мексикой и Вышкой?

Землетрясение магнитудой 7.1 в Пуэбле (Мексика) стало самым масштабным за последние 30 лет. Оно унесло жизни 363 человек, ранения разной степени тяжести получили ещё шесть тысяч жителей. Многие остались без крова из-за частично или полностью разрушенных зданий. В руинах — и мексиканский кампус Монтеррейского технологического института. Там в рамках программы международной академической мобильности учится студентка четвёртого курса ОП «Журналистика» Анастасия Синицына.

После землетрясения возник важный вопрос: что делать со студентами, оставшимися без места учёбы? Форс-мажор заставил руководство Монтеррейского технологического института перевести студентов на дистанционное обучение.

После появления информации о землетрясении со студентами, приехавшими по обмену, сразу же связались их вузы, предлагая помощь и поддержку. Они занимались проблемами этих студентов в ускоренном режиме: многие из них спустя несколько дней были переведены своими вузами в другие кампусы или вернулись домой.

К сожалению, Вышка в этой ситуации показала себя не с лучшей стороны: спустя четыре дня ожидания с Анастасией так и не связались. Она не рассчитывала на мгновенный отклик, но после того, как всем другим студентам написали, она тоже ждала весточки от ВШЭ. Как позже отметила сама Синицына, это безразличие задело её сильнее всего:

«Вообще во всей этой ситуации с землетрясением и полным разрушением моего университета меня больше всего удивило, что никто из Вышки так и не написал мне, в порядке ли я, и что будет с моей учёбой».

В конце концов она решила сама написать в отдел международной мобильности и ввести их в курс дела: она не знала, как продолжать обучение, если здание университета разрушено. В ответ ей предложили психологическую помощь по скайпу (это важно, но административные проблемы не решает). Дальнейшие переговоры с офисом привели к тому, что ей предложили оплатить билет до Москвы. Для этого Синицыной нужно было составить финансовый план и выбрать, какой именно билет ей нужен. Ссылку на билет она отправила, но ожидание вновь затянулось. Полученный ответ был уже неактуален: Анастасия решила остаться, так как получила сообщение из Монтеррейского технологического института о возобновлении занятий через две недели.

«Вышка сказала, что готова оказать финансовое содействие (и я благодарна за это), но это затянулось, к этому моменту появилась опция остаться в Мехико».

Анастасия благодарит учебную часть факультета за оказанную поддержку. Впрочем, в их работе не хватало оперативности. Вернуться домой на свои деньги ей не позволяла неопределённость с индивидуальным учебным планом. Как сообщила нам Анастасия:

«Когда разговор начался, ещё была возможность вернуться и закончить модуль в Москве — потом это уже не имело смысла, и было совершенно неясно, что будет с ИУПом».

После публикации интервью с Анастасией в журнале DOXA на странице Вышки в Facebook появился комментарий с точкой зрения университета на эту ситуацию:

«В момент трагедии в Мехико на программах мобильности было трое наших студентов. Первым шагом Вышки было уточнить у вузов-партнёров, что с ними всё в порядке и понять общую ситуацию».

Вышка пишет, что видение Анастасии не даёт полного понимания происходившего:

«Письмо Анастасиии опередило рассылку по студентам Вышки с опросом о том, хотят ли они остаться или вернуться в Россию и какая помощь им нужна».

В комментарии также объясняется, чем вызваны проблемы со связью:

«В некоторой степени они объяснимы разницей во времени, сложностью трёхсторонней коммуникации ВШЭ – ITESM [Монтеррейский технологический институт] – студент и использованием сразу нескольких каналов — часть переписки шла в WhatsApp, часть в почте. Самое важное для нас было — проверить, что студентам ничего не угрожает, что и было сделано максимально оперативно».

Позже Анастасия написала на своей странице, что интервью получилось слишком эмоциональным и местами неточным. Она объяснила это так:

«Просто психологически очень сложно, когда все однокурсники получают поддержку до, во время и после землетрясения, а тобой даже не интересуются».

«Провал в коммуникации» — то, что действительно расстроило её. Тем не менее, она поблагодарила учебную часть факультета за поддержку и за переговоры о её возвращении.

В процессе разбирательства стало известно множество подробностей, в том числе комментарий Высшей Школы Экономики и самой Анастасии. И если вначале, по материалам DOXA, эта статья была практически обличающей, то с появлением новых деталей и комментариев выяснилось, что ситуация не столь драматична. Всё не так страшно, как могло показаться на первый взгляд: университет сделал выводы насчёт организации системы мобильности и, будем надеяться, улучшит свою работу в этой области. Важно и то, что благодаря комментарию Вышки, опасения остаться брошенным и забытым в подобной ситуации исчезли. Информации о том, что в Вышке своих не бросают, снова можно верить.

Фотографии: Анастасия Синицына

Мелинда Тайжетинова

Читать еще