Изображение
Логотип «ЗаГраницы»
Russian
Заголовок статьи
Интервью с участниками проекта «ЗаГраницы»
Содержимое

Почему «ЗаГраницы» — не совсем «Пространство Политика»? Что заставило успешный внутри Вышки проект отказаться от статуса студенческой организации? Побеседовали с ребятами об их дальнейших планах и выяснили причины разногласий с администрацией Вышки.


 Расскажите о «Пространстве Политика» в целом. Откуда вы впервые узнали об этом проекте?

Игорь: Мы с Артёмом изначально не были организаторами проекта. Идея проекта появилась после первой встречи в январе 2018 года. Мы начали ходить на встречи как слушатели. Через какое-то время нам как наиболее активным предложили самим их организовывать. Затем благодаря успехам в организации отдельных встреч мы стали организаторами, в том числе и «Пространства Политика».
Артём: Когда я поступил на 1-й курс Вышки, то уже знал людей, которые стали организаторами проекта. Мы тогда знали почти всех организаторов. Спустя месяц учебы сначала мне, а потом Игорю поступило предложение принять участие в проекте «ЗаГраницы».

— Как и у кого появилась идея создания этой студенческой организации?

Артём: Насколько я понимаю, идея была Гриши Трубникова и Кирилла Семёнова.
Игорь: Кирилл Семёнов — один из предыдущих организаторов, он был в «ЗаГраницах» и тогда тоже учился в Вышке. Кирилл вместе с моим однокурсником Гришей инициировал создание студорганизации, в рамках которой предполагалось обсуждение проблем других стран и их отношений с Россией, а также поиск общих точек. То есть дискуссия, но не о внутрироссийской повестке, «Пространство» затрагивает не только внутренние темы. Здесь обсуждали другие страны и отношения с ними. Однако важно понимать, что «ЗаГраницы» как проект появились раньше, чем зарегистрировались в качестве студорганизации.

Проект «ЗаГраницы»

— По вашему мнению, был ли успешен проект «ЗаГраницы»?

Игорь: Зависит от каждой конкретной встречи. Думаю, что нельзя судить о провале или успехе всего проекта, а нужно судить по отдельным встречам. Мы считаем, что выполняем то, что хотели изначально, а хотели мы привлечь академическое сообщество к общению со студентами и представить не только точку зрения учёных, но и точку зрения представителей диаспор. Мы хотели сблизить людей и обеспечить их общение и этого, пожалуй, мы добились. Выстроилась коммуникация и с академическим сообществом — таким образом, мы, в общем-то, достигли того, чего планировали достичь.
Артём: Задать в качестве нормальной практики предоставление площадки, на которой: а) царит политический нейтралитет; б) уважается, поощряется мнение каждого участника, пришедшего на площадку. В принципе, нам удалось закрепить это в качестве практики, дальше, соответственно, можно расширять аудиторию.

— Было ли на встречах такое, что не соблюдался политический нейтралитет? Можете ли вспомнить резонансные случаи?

Артём: Одна история, когда к нам пришёл эксперт Александр Каргин, представитель партии Ликуда, а это правая партия в Израиле, и левый блогер от телеграм-канала «Красный сион» Павел Пряников. Опять же, они дискутировали исключительно о культурных кодах и традициях, которые влияют на современную политику, или, например, о том, почему левый проект не прижился с точки зрения партии Ликуда. Всё происходило в формате обсуждения перед аудиторией, которой потом предоставили возможность подискутировать, исходя из той информации, которую преподнесли эксперты.
Была встреча по поводу Украины, там, конечно, произошел конфликт между экспертами из-за того, что наши гости не сошлись во взглядах. Причём не сошлись не только во взглядах между собой, но и в темах дискуссии, предложенных нами и ограниченных площадкой.
Игорь: Самое удивительно, что о цензурных ограничениях площадки мы узнали за 10 минут до встречи.

Встреча «ЗаГраницы. Об Украине и России»
Артём: Площадка запретила обсуждать актуальные политические события — это было весной, непосредственно перед выборами. Мы замкнулись на обсуждении очень далёких от политики культурных кодов. Внезапное установление цензурных рамок привело к конфликту, так как в качестве одного из экспертов мы пригласили военного корреспондента «Новой газеты» Павла Каныгина. Соответственно, конфликт перерос не в этический, а в личностный. Мы не знали, что делать, «заставить приглашённого эксперта молчать» тоже не могли, поскольку интенции заставить его молчать у нас не было.
Игорь: Он не мог принять участие в дискуссии, его тема табуирована площадкой. Вследствие этого и возник конфликт между экспертом и организаторами площадки. Мы вынужденно завершили встречу досрочно, потому что обсудить изначально заявленную тему не смогли. Встреча завершилась неудачей.
Артём: Вполне возможно мы бы сменили площадку, будь мы за неделю или полторы до встречи предупреждены, что есть темы табуированные или темы, которые поднимать в Украинском культурном центре не хотелось бы. Или сменили фокус дискуссии, возможно пересмотрели бы список экспертов. В любом случае мы смогли сымпровизировать и урегулировать конфликт. Кажется, у нас получилось.
Игорь: Позже мы провели вторую встречу и закрыли кейс обсуждения России и Украины.

— Насколько было сложно договариваться с блогерами, экспертами, специалистами?

Игорь: Мы это делаем благодаря тому, что у представителей нашей организации есть накопленные связи. Допустим, общение с академическими руководителями, через которых мы выходим на представителей РАН. Часто приглашали специалистов РАН на наши дискуссии, на последнюю встречу по Израилю Елену Носенко-Штейн из института Востоковедения РАН. Кроме академического трека могут быть личные знакомства с представителями любой из общин. У одного организатора знакомые среди еврейской религиозной общины, благодаря этому организовали экскурсию в Еврейский общинный центр. То всё строится на личных связях, то получается пригласить людей со стороны.
Артём: Мне кажется, градацию сложности можно выстроить таким образом: от звонков в посольства разных стран до обращений к радио «Свобода» или «Новой газете», с которыми мы в очень теплых отношениях. Речь идёт о социальном капитале в том числе.

«ЗаГраницы» в Еврейском общинном центре

— Когда запускали проект именно как студенческую организацию, был ли страх, что не справитесь?

Игорь: Не сказал бы, что это был страх. Новый проект — всегда эксперимент. Обсуждая международную повестку, мы стараемся создать здоровую атмосферу, отличную от той, которая принята на многих публичных площадках. Мы всегда приходим к тому, что некоторые темы вызывают определённые конфликты. Почему мы должны этого бояться? Почему мы должны ограничивать общение между представителями разных народов и стран из-за того, что на других площадках выстроить это общение не получается? Нам удаётся наводить мосты между людьми.
Артём: Понятно, что мы переживаем. Нервы и опасение того, что эксперт может не прийти или вступить с кем-то в ожесточённую дискуссию, выходя за рамки академического пространства. Отмечу, что тут присутствует определённый авторский стиль, и в этом каждая встреча неповторима. Очарование каждой встречи связано с импровизацией. Также накапливается страх потенциальных конфликтов, которые потом чаще всего не происходят. У нас так и не было встречи, на которой действительно бы назревал конфликт.

— Когда было принято решение о прекращении существования студенческой организации? С чего всё началось?

Артём: Две недели назад мне написал Дмитрий Шминке. Пролог к инициированию этого и к обсуждению будущего статуса студенческой организации был предложен не нами. Дмитрий предложил нам встретиться, и на самой встрече обсуждался вопрос о том, насколько этично оставаться студенческой организацией Вышки, учитывая то, что мы входим в систему гражданских проектов «Пространство Политика». После этого я попросил, чтобы мы это обсудили все вместе, поскольку неправильно считать, что у нас есть руководитель проекта. Руководителя нет, есть контактные лица и представители, поэтому мы неделю обсуждали возможно ли остаться в стенах Вышки. В итоге, к концу недели было принято решение об отказе от статуса студенческой организации. Я написал об этом Дмитрию. Ещё одна ценность проекта — открытость, соответственно, мы хотим, чтобы участники знали, что происходит внутри, и поэтому нам было важно до них донести то, что происходит с нами сейчас. Так появился пост.

— У вашей команды были до этого разногласия с администрацией Вышки?

Игорь: Мы никогда не конфликтовали с администрацией. В течение года мы являлись частью «Пространства Политика», и об этом было известно. Вопрос в том, что это не вызывало никаких претензий. Почему проблема появилась только сейчас, если мониторинг со стороны ЦПСИ проводится регулярно?
Артём: Более того, одна из наших встреч проходила в стенах Вышки, а именно лекция Сергея Маркедонова из МГИМО о взаимоотношениях России и Грузии после 1991 года. То, что произошло, было неожиданностью.

Встреча «ЗаГраниц»

— Павел Здоровцев в своём комментарии к посту о закрытии организации сообщил, что «ЗаГраницам» были представлены варианты разрешения ситуации, но вы ими не воспользовались, это правда?

Артём: Это очень странно, потому что для меня как человека, который присутствовал на встрече, единственным вариантом сохранения статуса-кво было изменение описания на страничке Вышка Family. Более того, не было апелляции к пункту 2.8, на который Павел ссылался потом. На мой взгляд, аргументы о несоответствии уставу и ценностям Вышки были по большей части прикладными. В этом вопросе у нас нет никаких претензий. Однако наш комментарий почему-то вызвал бурную реакцию.

— Планируете продолжать свою деятельность вне Вышки? Может, создать новую студенческую организацию, которая будет соответствовать критериям вуза?

Игорь: Если существуют требования об ограничении контактов с сетью гражданских проектов, с которыми мы связаны изначально, то создание новой студенческой организации не имеет смысла. Это видится нам менее перспективным вариантом, чем нахождение в «Пространстве Политика».
Артём: Если появится идея что-то реализовать через Вышку, то, конечно, это будет сделано в допустимых рамках.


На недавней встрече представителей ЦПСИ и проректора Валерии Касамары участники «ЗаГраниц» высказали свою позицию относительно интеграции с «Пространством Политика». Разговор завершился удовлетворительно для обеих сторон, так как было принято решение более тщательно обдумать дальнейшее развитие проекта.

Сегодня «ЗаГраницы» опубликовали пост в ВК, в котором сообщили, что окончательно отказываются от статуса студенческой организации. Мнения организаторов проекта касаемо степени ответственности ЦПСИ за сложившуюся ситуацию существенно расходятся. 

Беседовала: Дарья Чебакова
Редактор: Ольга Колесникова
Фото из группы проекта ВК