Изображение
Руслан Асланов
Russian
Теги
Заголовок статьи
Омбудсмены 2019: Руслан Асланов
Содержимое

До 26 декабря проходят выборы в студенческое самоуправление ВШЭ. На пост омбудсмена подали шесть заявок. Мы поговорили со всеми:

Руслан Асланов;
Иван Белокуров;
Пётр Исаев;
Антон Кривалёв;
Димитрий Крихан;
Юрий Михайлов.

 

Три человека, баллотирующихся в омбудсмены и вице-омбудсмены, имеют отношение к редакции HSE Press. Они не участвовали в редактуре, подготовке и выпуске этого материала. Никто из кандидатов не видел вопросы до интервью, а опубликованный текст с ними не согласовывался (с разрешения всех интервьюируемых).


Асланов

Руслан Асланов

 

Руслан Асланов, студент 3 курса ФСН (ОП «Государственное и муниципальное управление»). Его заместительница —  Евгенией Кузнецовой, студентка 2 курса ФГН (ОП «Философия»). Программу можно найти по ссылке.

Обращение к избирателям: «Дорогие друзья!
Студенческое самоуправление сейчас не в лучшей форме, но это не значит, что мы можем забывать о фундаментальной идее - защите прав и интересов студентов. Необходимо преобразовать механизмы, которые постепенно приходят в негодность, сделать их эффективнее.
Сегодня можно говорить о необходимости институционального оформления и переосмысления должности Уполномоченного. Важно не прикрывать скудное содержание формой, а создать крепкую структуру, которая сможет выполнять свои функции вне зависимости от личности, которая эту структуру возглавляет. Мой план подробно описан в программе.

Не поленитесь, отдайте свои голоса кандидату, которого считаете достойным. Пришло время защищать свои права!»

Почему ты решил баллотироваться?

Моя история началась с первого курса. Я избрался в студенческий совет ФСН, там стал локальным омбудсменом, во мне загорелась эта идея помощи студентам. На втором курсе разочаровался в студенческом самоуправлении, перестал проявлять активность и покинул студенческий совет. Пару месяцев назад ко мне пришла мысль, что не все еще потеряно и что можно постараться стабилизировать хотя бы правовой вопрос. Собственно, я выдвинул свою кандидатуру, потому что у меня появились идеи.

Назови три проблемы вышкинцев, которые ты решишь как омбудсмен.

Самые главные проблемы связаны с образованием. Экзамены, оценки, нарушение некомпетентными преподавателями устава и положений. Студенческое самоуправление не всегда может быстро на это отреагировать. Я планирую ввести институт омбудсмена на каждой образовательной программе, чтобы они могли быстро реагировать на проблемы учащихся.

Если спросить у какого-нибудь студента Вышки, кто сейчас омбудсмен, то он не ответит, потому что студенты этого не знают. Даже на сайте Вышки нет страницы омбудсмена — это проблема коммуникации, которую надо решить, и я планирую это сделать.

И проблема диалога с администрацией — последние наиболее громкие решения по поводу нелинейных формул и статуса Доксы вызвали противоречия между студентами и администрацией. Почему-то всегда правда оказывалась на стороне администрации. В первую очередь это происходило и-за отсутствия конструктивного диалога: стороны не хотят друг друга слышать, а налаживать контакт нужно. Я бы хотел стать посредником между студенческими советами и администрацией, который смог бы их состыковать, найти контакт и решать проблемы в более конструктивном русле.

Назови три проблемы, которые ты решил (три проекта, которые реализовал) за последнее время

Могу назвать проблемы, которые я решил два год назад, когда был омбудсменом. Например, были проблемы с изменением формулы, часто хотели необоснованно вынести дисциплинарное взыскание студентам, и нужно было общаться с учебным офисом, чтобы это решать.

Тогда же я был главой Комитета по качеству питания (в столовой на Мясницкой, 20). В том числе моими усилиями там появился эквайринг, оплата по карте, и значительно улучшилось качество питания. Хозяева столовой пошли на диалог со студенческим самоуправлениям, и нам удалось сделать столовые поприятнее, а еду повкуснее без роста цен.

Например, был один глобальный проект, который мы почти закончили. Мы хотели развивать совместные культурные программы с одной из студорганизаций Первого меда. Мы практически запустили этот проект, появились первые статьи, но у ребят из Сеченовского университета пропал к этому интерес и, к сожалению, мы не смогли довести это до конца.

Достаточно ли у тебя опыта, чтобы занимать должность Омбудсмена?

Во-первых, я уже прошел пусть омбудсмена и понимаю, с какими проблемами приходится сталкиваться студентам. Во-вторых, я уже был в Студсовете ВШЭ и примерно понимаю повестку. Учусь в Вышке достаточно давно и думаю, что смогу с этим справиться. Кроме того, есть сильная команда с разных курсов с разных направлений и разных факультетов, которые тоже видят вопросы немножко под своим углом. Я воспринимаю их как свои вторые, третьи и четвертые головы, которые смогут мне подсказать.

Можешь рассказать о своей команде?

Расскажу про заместителя в подробностях. Евгений Кузнецова учится на философии на втором курсе. Мы учились в одной школе, работали в одном лагере. У нее всегда есть свое видение проблемы, всегда есть что предложить для решения. Ей я доверяю не меньше, чем себе. Мы работали вместе и за рамками вуза, и в вузе, и всегда нам удавалось привнести что-то новое. И, самое главное, это нравилось людям, которые обозревали нашу деятельность. Мне кажется, что такой тандем решит какие-то насущные проблемы студенчества и поможет привлечь других людей, заинтересовать их деятельностью омбудсмена.

Говорят, что ни у Омбудсмена, ни у студсоветов реальных полномочий все равно нет, а эти два института просто дублируют друг друга. Что ты думаешь на этот счет?

Я не согласен с этим. Студсовет — это очень серьезная, не в плохом смысле бюрократизированная структура, которая решает большой спектр вопросов. Омбудсмен направлен на взаимодействие конкретно со студентами. Если студенческий совет может принимать глобальные решения, то омбудсмен должен ориентироваться на потребности студентов. В какой-то степени эти функции пересекаются, но нельзя сказать, что они совпадают.

Я планировал создание института локальных омбудсменов в рамках локальных студсоветов. Почему это необходимо? Студсовет — это структура, представляющая студентов в глобальном смысле. Омбудсмен — это нечто более неформальное. Это человек, который знает всех в учебном офисе, а учебный офис знает его. Он скорее всего знаком с академическим руководителем программы, может прийти и неформально пообщаться, прийти к какому-то решению. На ФСН омбудсмен есть уже давно, и много проблем было решено.

Благосостояние и благополучие студентов (психологическая поддержка, адаптация, помощь в сложных ситуациях, атмосфера). Есть ли какие-то проблемы, которые можно выделить, и планируешь ли ты их решать в должности омбудсмена?

Да, действительно проблемы есть. Не такие простые проблемы, которые можно прям так взять и решить. Что можно сказать про психологические нагрузки? Во-первых, иногда вопрос к преподавателям, которые иногда возлагают слишком много требований к студентам. Во-вторых, к центру психологической помощи, в который нужно подождать два месяца, чтобы записаться. Это ненормальная ситуация, и с этим нужно работать.

Академические свободы. Уменьшаются ли они и можно ли с этим что-то сделать?

Мне кажется, что у преподавателей академические свободы расширились: им разрешили менять программу, как-то ее преобразовывать. Но вот академические свободы студентов оказываются под вопросом. Их ограничили без какого-либо обратного эффекта. Нужно расширить какие-то свободы, возможно, через студенческое самоуправление. Наше студенческое самоуправление не такое глобальное и не такое сильное, как в западных университетах — об этом надо думать. Необходимо расширить возможности студентов.

Летом Вышку покинули несколько преподавателей и сотрудников. Например, Александр Кынев, Дарья Серенко и Елена Сироткина. За год до этого из Вышки ушла руководительница антикоррупционной лаборатории Елена Панфилова. Считается, что одна из причин — уменьшение академических свобод и негласный запрет на исследование острых и актуальных тем в Политологии, Социологии и других науках. Скажи, что ты об этом думаешь и что бы ты предпринял как омбудсмен.

Преподавателя тоже могут ущемлять как исследователя. Нужно попытаться защитить их права. Необходимо выходить на диалог с администрацией. Ограничение исследовательской инициативы противоречит идеям вуза. Эта ситуация совершенно ненормальная, в таких случаях и должен существовать уполномоченный по правам студентов. Нужно привлекать студенческий совет, нужно попытаться найти объективные критерии. И вот уже на основании этих критериев подкорректировать работу исследователя, попытаться изменить отношение администрации по этому вопросу — может, даже сделать какое-то исключение.

Некоторые считают, что студенческие медиа и студенческие организации находятся под давлением университета. Что ты собираешься предпринять, чтобы отстаивать их права? Что конкретно должен делать омбудсмен в ситуации с запретом DOXA?

Такого не должно быть, я не согласен с этим решением. Вышка должна гордиться Доксой. Отмазки «мы даем Доксе свободу от Вышки» — это ненормально. Я читал положение о студенческой организации. Там есть критерии, которые позволяют студенческим организациям получать льготы от Вышки. Но нет обратных критериев, которые позволяют запретить эти льготы для каких-то студенческих организаций. Нужно разработать такие критерии — в каком случае да, а в каком случае нет, чтобы не происходило таких масштабных споров. Чтобы организации точно знали, в каких рамках они существуют.

И заключение, которое было написано Правовым Управлением, оно ведь даже не было никому показано: оно не опубликовано, его нельзя найти — я найти его не смог. Как это решение может быть принято на основании непонятно чего? Я считаю, что текст, который написала Докса, просто обозревает факты. Они [Правовое Управление] решили по-другому. Такого быть не должно, нужно требовать демонстрацию этих решений, этой аналитики, чтобы можно было принять какое-то реальное и взвешенное решение.

Если у Вышки появится свой Азат Мифтахов или еще один Егор Жуков, что ты будешь делать как омбудсмен? Участвовал ли ты в кампании за Егора Жукова?

Ситуция достаточно тяжелая, и она не связана с учебной деятельностью. Понятно, что я могу попробовать прийти в зал суда и попросить отпустить, но вряд ли это сработает. Нужно стимулировать администрацию как-то защищать этих ребят, поднимать студенческое сообщество на их защиту, нужно разобраться в ситуации и сделать все возможное, чтобы защитить таких людей. Студент Вышки — в первую очередь человек, один из нас и член нашего коммьюнити. Это не просто какое-то там положение по правам студентов — это моральный долг.

Я участвовал в кампании, ходил практически на все заседания, даже приглашал подруг-юристов, чтобы они мне объясняли, что там происходит. Подписывал поручительства, внимательно следил за происходящим и всей душой болел — хорошо, что не зря.

Автор: Илья Чайковский