«Скоро поставлю табличку “Тихо, идет лекция!”»: как преподаватели ведут занятия онлайн?

9 декабря, 2020
Содержимое
Проблемы с учебным офисом, нехватка общения с коллегами и физической активности. Онлайн-занятия — испытание и для преподавателей, ведь они не могут просто выключить микрофон и камеру и заниматься своими делами. HSE Press спросил преподавателей разных факультетов о том, как они относятся к дистанционному обучению и какие трудности испытывают.

Шинкин Денис Дмитриевич, преподаватель монтажа. Факультет коммуникаций, медиа и дизайна

Я познакомился с дистанционным обучением в апреле, когда преподавал мини-курс монтажа на «Факультетском дне» у лицеистов ВШЭ. Несмотря на резкость перехода в онлайн, с организацией все было хорошо. Однако я заметил, что дистанционка отразилась на эффективности курса.

Дело в том, что теорию ещё можно прочитать удалённо, а вот с практикой всё сложнее. Не у всех студентов имеются необходимые программы на компьютере, в то время как в здании ВШЭ на Хитровской площади есть специально оборудованные аудитории. В процессе монтажа постоянно возникают вопросы и трудности. Начиная от того, что программа может не запуститься, заканчивая специфическими случаями. Несколько раз приходилось «тратить» целое занятие на решение технических проблем. При личном взаимодействии такие случаи решаются легче и быстрее.

 

Шинкин Денис Дмитриевич

Фото: личный архив Дениса Шинкина

Большую часть занятий мне удавалось проводить из дома. Но иногда ситуация вынуждала совмещать очные и заочные пары с разными группами. На некоторых компьютерах Вышки тогда ещё не был установлен Zoom, приходилось уделять немало времени на скачивание программы. Насколько мне известно, сейчас эти проблемы исправлены.

Мне нравится подходить к деятельности каждого студента индивидуально, общаться и создавать максимально комфортную атмосферу. На дистанционных парах труднее выяснить, насколько хорошо студенты осваивают монтаж.

Калашников Сергей Владимирович, преподаватель программирования. Высшая школа бизнеса, Департамент бизнес-информатики

Я вел онлайн-курс по программированию. Перейти на дистанционный формат для меня не было испытанием. Основная работа — удаленная, компьютер хороший. С организацией проблем тоже не возникло: мне сразу предоставили доступ к платному Zoom-аккаунту. Я его проигнорировал, потому что мне удобнее работать со студентами по Discord. Там меньше сложностей со входом на канал. Я не ставил ограничения, поэтому любой желающий из других групп и даже вне потока мог присоединиться. Однако учебный офис поставил условие: в этом году обязательно вести какой-то предмет в MS Teams, но ничего не мешает запустить трансляцию и в Discord.

 

Калашников Сергей Владимирович

Фото: личный архив Сергея Калашникова

В какой-то момент мы прибегли к системе прокторинга. Но он не показал кардинальных отличий от результата, который мы получали без него. Наши задания изначально подходили для онлайн-формата без наблюдения за студентами. Их нельзя списать или решить другим жульническим способом. Поэтому старательные ребята как получали, так и получают «девятки» и «десятки».

Вести свой предмет я предпочитаю офлайн. Это совсем другой уровень взаимодействия со студентами. Удовольствие от онлайн-преподавания довольно условно, потому что большая часть ребят не включает камеры и я общаюсь с картинками или с пустыми серыми квадратами. Мне везёт с группами: студенты активные, стараются работать на занятиях. Но так как зрительного контакта нет, сложно выяснить, поняли ли ребята материал.

И у дистанционного обучения есть преимущества. Мне не нужно тратить время на дорогу. Более того, дистанционка помогла мне стать дисциплинированным и вдохновила на занятия спортом. Теперь я бегаю и держу себя в форме.

Суслов Александр Александрович, преподаватель геймдизайна и проектирования юзерского опыта. Школа Дизайна

Главная проблема — это техническое неравенство студентов. У кого-то есть возможность работать из дома, у кого-то нет. Оборудование тоже разное бывает. Например, есть ноутбуки, на которых проект в редакторе движка может открываться до полутора часов. Между тем весной у нас была жёсткая система отчётности: студенты должны были каждые две недели сдавать проект.

Преподавателю тяжело оценивать, когда по плану должна быть видеоигра, а учащийся может подготовить лишь её концепт и документацию. Один студент имеет доступ к технике и может сделать всё: придумать концепцию, собрать прототип игры в коде, нарисовать необходимый арт, сделать видеоролик с презентацией проекта. А у другого нет хорошего компьютера, поэтому он физически может только описать идеи и дизайн в текстовой форме.

 

Суслов Александр Александрович

Источник: личный архив Александра Суслова

У первого студента объем проделанной работы больше по сравнению со вторым. Однако на оценке это не отражалось, потому что последний мог возразить: «Дайте мне доступ к материально-технической базе, и я вам всё соберу». Поэтому у студентов без компьютера оценивали только проработанность замыслов. Дополнительно просили их придумать такие правила, чтобы в проект можно было сыграть при помощи спичек, пуговиц и табуретки, условно говоря.

Также обсуждать по Zoom спорные вопросы с разными учениками одновременно сложно. В то время как очно проблем не возникает, потому что есть зрительный контакт. Если я замечаю, что у обучающегося есть вопрос, но он не решается его задать, я начинаю диалог: «Кажется, вы не вполне согласны с этим?» А в онлайне в таких стихийных обсуждений меньше, их тяжелее запустить.

Фам Анна Хунговна, преподаватель психологии. Факультет социальных наук, Департамент психологии

Весной-летом я находилась в Подмосковье и вела все занятия оттуда. В загородном доме, где я жила, был плохой интернет. Пришлось спешно его перепроводить, чтобы вести занятия.

При ведении онлайн-занятий я почувствовала повышенную нагрузку на спину, шею, плечи и глаза. Была сильная усталость после проведения 4-6 пар подряд. Отработать столько же занятий в очном формате гораздо легче.

Особой помощи от учебного офиса я не помню. Скорее, он периодически выдвигал дополнительные требования, связанные с организацией дистанционного обучения.

В прошлом полугодии с расписанием все было нормально. В октябре-ноябре сложностей стало больше, поскольку преподаватели должны были вписывать себя в общую сетку, когда планировали занятия. Это было сделано, чтобы в один и тот же день офлайн и онлайн-пары не проходили. Поэтому нам с коллегами приходилось постоянно подстраиваться друг под друга. Иногда об изменениях в расписании мы узнавали накануне.

 

Фам Анна Хунговна

Источник: личный архив Анны Фам

В первом модуле была возможность проводить семинарские занятия оффлайн. Я этим активно пользовалась и вела свои дисциплины в университете. Тем не менее примерно треть студентов присутствовала на парах дистанционно.

Мне нравится работать в традиционном режиме. Я люблю особую атмосферу, которая складывается при плотном взаимодействии со студентами в одной аудитории. В онлайне этого эффекта добиться сложнее. Время от времени возникают технические неполадки, на их решение уходит энергия и время. Поэтому я ценю очные занятия. И знаю, что многие мои студенты были рады тому, что у нас до последнего сохранялась возможность проводить живые встречи.

Симонова Ольга Александровна, преподаватель теоретической социологии. Факультет социальных наук, Департамент социологии

У нас замечательный академический руководитель программы. Она мне позвонила [в марте] и сказала: «Давай быстрее в Zoom». Я включила программу и сразу разобралась. На следующий день здания Вышки закрыли, поэтому со студентами встретились онлайн. Процесс работы остался тот же: продолжила делать презентации для занятий в Power Point, показывала их студентам, отмечала их активность. В общем, всю структуру перенесла в Zoom. Но от онлайн-пар я уставала сильнее. Непривычно было и то, что я не могла наблюдать за реакцией студентов, видела перед собой только квадраты.

В первом модуле вела занятия смешанно: часть онлайн, часть офлайн. Теперь снова вернулась к дистанционному формату.

Что касается курса «Социологии эмоций», жалею, что провожу его онлайн. Во-первых, когда знаю студентов, мне легче с ними перейти в цифровой формат общения. А тут я не знакома с большинством людей, кто-то даже не мой ученик, а внешний слушатель. И досадно, что не могу с ними пообщаться. Ведь предмет предполагает интерактив: я должна что-то показывать и задавать вопросы, а не просто начитывать текст монотонным голосом.

С другой стороны, люди, которые пришли ко мне на этот курс онлайн, могли даже не попасть на него. Одних бы смутило позднее время занятий, других — длинная дорога до места встречи.

 

Симонова Ольга Александровна

Источник: личный архив Ольги Симоновой

Трудностей с оцениванием студентов не было. Мой курс теоретический, а это значит, что даже с открытым текстом ответить на отлично не получится. Добиться хорошей оценки за семинарскую работу может только студент, который понимает предмет. Контрольные тесты мне тоже удалось адаптировать под онлайн-формат: я изменила форму вопросов и ограничила время на ответ. От прокторинга мы отказались, потому что не считаем этот метод эффективным. Даже если студент смотрит в камеру, не факт, что он сам всё делает, ему может кто-то искать ответы в этот момент. По итогу средний балл остался примерно тем же, каким он был во время офлайн-пар, когда мы ходили по аудитории и следили за ними. Единственное, что я так и не успела освоить — это создание тестов прямо в онлайне.

Моя квартира построена так, что гостиная, где я сижу за своим рабочим столом, совмещена с кухней. Домашние периодически приходят поесть, и тогда начинается шум. Приходится выключать звук и просить вести себя потише. Скоро поставлю табличку «Тихо, идет лекция!».

Считаю, что и у онлайна, и у офлайна есть свои преимущества и недостатки. Когда пару нужно провести дистанционно, не нужно никуда ехать, чувствую себя более отдохнувшей и бодрой. Хотя стала замечать, что не хватает физической активности. Мне трудно писать на доске в Zoom, это отнимает много времени. Проводить пары в аудитории легче: есть необходимое оборудование, можно разговаривать со студентами, считывать их язык тела. Да, у меня была группа, где все включали камеры: кто-то курил, кто-то лежал на кровати, кто-то занимался своими делами. Я могла на них взглянуть, и мне это нравилось. Не все готовы показать себя, поэтому гораздо чаще я вижу черные квадраты.

Также не хватает общения с коллегами, ведь со многими я дружу. Пообщаться с ними неформально гораздо легче в стенах университета, чем организовать отдельно встречу в Zoom или пойти на встречу в какое-то заведение.


Автор: Виктория Калиниченко
Редактор: Мария Пархаева
Обложка: Rawpixel