Снаружи взаперти: как живут вышкинцы, застрявшие за рубежом. Часть 3

12 мая, 2020
Содержимое
Мы продолжаем блок историй «Снаружи взаперти». Редакция HSE Press поговорила с Олей из Венгрии, Игорем и Алёной из Нидерландов. Они поделились мнением насчет общей паники, рассказали, как проходит не жесткий карантин и как вечно шумная студенческая общага превратилась в полупустой тихий дом.

Интервью были взяты в апреле.


Оля Стадник

Экономика, 3 курс бакалавриата

В Венгрии с начала февраля

Оля Стадник

Меня зовут Оля, и я уехала по обмену в Будапешт.

«Никогда не забуду тот вечер, когда все изменилось» 

В Венгрии и Европе ситуация начала развиваться раньше, чем в России. Первое время я даже нервничала, что в Москве ничего не происходит. С 19 марта закрыли все университеты. Через несколько дней начался ранний spring break (каникулы после сессионной недели). Уже тогда я заметила, что трудно купить курицу в супермаркете. На дверях маленьких магазинчиков висел знак «заходить по одному». Но это было как-то спокойно, город был полон туристов. Потом публичные места начали работать до трех часов дня, и город опустел. Но полки не были пустыми, никто не скупал тоннами пасту — альтернатива русской гречке.

Никогда не забуду тот вечер, когда все изменилось. Тогда никто не ходил по городу в масках, а коронавирус существовал только в Китае. Мы с ребятами прекрасно проводили время. С нами на вечеринке были американцы. В какой-то момент они сказали, что им нужно экстренно уехать: Трамп объявил о закрытии границ. Наступила паника, никто не понимал, что происходит. При мне эти ребята созванивались с семьей, бронировали первые рейсы домой. Они были уверены, что не смогут вернуться, если не уехать сейчас. 

Мы провожали их, плакали и боялись. Я переживала, что на следующий день я могу проснуться и услышать, что Путин закрывает границы — что я должна делать? Я не могла представить, как возвращаюсь домой, потому что мне полюбился этот город и эти люди. 

Через несколько дней уехали французы. Мне было эмоционально тяжело, потому что нужно было расставаться с близкими людьми. Конечно, мы созваниваемся по видеосвязи, но это не та же ситуация, когда мы договариваемся встретиться в баре или прогулять пары на ланче все вместе. 

У меня появились седые волосы, я могла заплакать в середине дня, потому что это страшно. Люди спрашивали меня: «Ты понимаешь, что живешь в стране, где ультраправые взгляды? Ты иностранка. Если попадешь в больницу, никто не будет тебя лечить. Государство будет заботиться о своих гражданах». 

Это утрированно, но когда тебе 20 лет и ты в другой стране, ты можешь повестись на это. Знакомые спрашивали, как у меня дела, собираюсь ли я домой, и я начинала плакать, потому что не понимала, что мне нужно делать. Сейчас все нормально. Мои родители не паниковали и не звонили мне со словами «ты должна вернуться». Я смогла отнестись ко всему намного проще.

О самообучении и страховках на случай, если кто-то заболеет

Сейчас мы учимся онлайн, но наше обучение ничем не отличается от каникул. Я иностранный студент, поэтому у меня небольшая нагрузка. Три из четырех моих предметов перешли на режим самообучения. Преподаватели дают материал, а мы его изучаем. Если есть вопросы, мы можем задать их в то время, когда официально стоит пара. Я не могу сказать, что мне сложно, потому что преподаватели активно помогают. Очевидное преимущество онлайн обучения в том, что ты можешь сидеть дома в пижаме и слушать лекции.

Оля Стадник

Мой университет не предполагает места в общежитии для иностранных студентов, которые приезжают на семестр, поэтому я снимаю комнату. Это очень распространенная схема, когда ты арендуешь спальню в квартире с другими студентами. Сначала я жила с двумя французами в трехкомнатной квартире в центре. Из-за коронавируса они уехали домой, а я переехала к друзьям.

Неделю назад ввели карантин, но не такой жесткий, как в Италии и Франции. Мы можем выходить на индивидуальные прогулки, пробежки без специального разрешения. Естественно, надо держать дистанцию. С 9 до 12 супермаркеты работают только для людей старше 65 лет, во второй половине дня пускают всех остальных. Это сделано для того, чтобы оградить пенсионеров от лишних контактов. Парки открыты. Есть полицейские патрули. Если гуляет парочка с собакой, то их никто не тронет. Если это компания из пяти человек, то к ним подойдут, попросят держать дистанцию. Но большинство людей сидит дома.

У меня есть друзья, которые пытаются устраивать вечеринки. Есть те, кто полностью самоизолировался. Я отношусь ко второму типу людей — выхожу только за продуктами, прогуляться или пробежаться. Я чувствую себя очень плохо без физической нагрузки. Я и мои друзья стараемся ни с кем не контактировать, сами готовим и убираемся. На случай если кто-то заболеет, у всех есть страховки. Я сбиваю свой режим сна, читаю книжки, наконец-то учу французский, до которого раньше не доходили руки. Я трачу время на саморазвитие и отдых. Мне есть, чем занять себя дома.

«Сейчас мы можем видеться только с помощью видеозвонков» 

Всего иностранных граждан осталось около 40 человек. Почти все американцы, то есть 250 человек, уехали. Уехали французы. Если говорить о кампусе, недели полторы назад у нас ввели жесткий карантин и общежития закрыли. Иностранным студентам разрешили остаться. Венграм пришлось уехать в свои города. 

Ребята, которые улетали, говорили: «Да мы через месяц вернемся». Сейчас мы понимаем, что никто через месяц не вернется. 

Я общаюсь с друзьями по WhatsApp и Zoom. Забавно, раньше требовалось 15 минут, чтобы встретиться с ними где-нибудь в центре, а сейчас мы можем видеться только с помощью видеозвонков.

О Вышке

Вышка меня никак не поддерживает. Мне не писал ни менеджер по мобильности, ни академический руководитель, вообще никто. Большую помощь оказывает университет, принимающий здесь, в Венгрии. Он постоянно высылает инструкции, письма с поддержкой. В случае чего я знаю, к кому могу обратиться.


Игорь Гладышкевич

Управление бизнесом, 3 курс бакалавриата

В Нидерландах с 17 января

Игорь Гладышкевич

Меня зовут Игорь, и я уехал по обмену в Тилбург. 

«Меньше общения и практики языка» 

Я живу в общежитии, в пяти минутах от университетского кампуса. Оно похоже на обычное жилое здание. У нас нет ресепшена, администрации и охраны, только санузел и кухня общие. 

Сейчас я учусь онлайн. Нас перевели на дистанционное обучение еще 12 марта. На тот момент в Нидерландах было всего 600 случаев заболевания COVID-19. Наша провинция была самой зараженной, как и сейчас, поэтому университеты закрыли. Для меня это не лучший вариант. Дистанционное обучение неудобно, особенно в плане изучения языка. Занятия неживые, меньше общения и практики. На парах мы не используем камеры и редко включаем микрофоны, а вопросы задаём в чате.

«Нет разницы, где ты находишься»: почему нет смысла возвращаться в Россию

В Нидерландах можно выходить на улицу, но ты обязан соблюдать дистанцию полтора-два метра от других людей. Гулять можешь где угодно, это опасно, но это твой выбор. Штраф за несоблюдение дистанции — 400 евро. В супермаркеты пускают только определенное количество людей, есть разметка перед кассами, где человек должен стоять в очереди. Также обрабатывают корзины антисептиком. Я хожу в два ближайших магазина и бегаю в лесу, который находится за университетом. Я встречаю довольно много людей, но все стараются держать расстояние.

На самом деле, меня не пугает ситуация в Нидерландах. Нет разницы, где ты находишься — в России или здесь, потому что правила одни и те же, примерно одинаковая медицинская помощь. Если у человека есть коронавирус, но температура меньше 38, и он чувствует себя нормально, то он остается дома и лечится сам. Было страшновато, когда было мало информации о вирусе, а темп роста заболевших увеличивался. Сейчас он стабильный — примерно 1000 человек в день.

Когда ты видишь, что твоя провинция самая зараженная, то становится не по себе, но я не паниковал. Я считаю, что нужно придерживаться мер предосторожности и надеяться на лучшее.

Я не пытался вернуться домой, но узнавал, как это можно сделать. С самого начала я решил остаться в Нидерландах, потому что в России мне ехать особо некуда. В Москве я живу в общежитии. Не хочется подвергать опасности других студентов. Лететь домой значит проходить через аэропорты, кучу людей. Я не хочу привезти вирус к моим родителям. Кроме того, у меня есть стипендия. Если я продолжу учиться онлайн в своем университете, но вернусь домой, то потеряю ее.

Игорь Гладышкевич

Могу сказать, что из девяти человек, которые тоже поехали по обмену в Нидерланды, только один улетел в Россию намеренно из-за вируса. Две девочки уехали до начала кризиса — домой на выходные, там и остались. Они оставили здесь все свои вещи, это большая проблема для них сейчас.

Как изменилась жизнь в общаге, и за что благодарен Вышке

Самое печальное, что уехали почти три четверти иностранных студентов. Это произошло очень быстро, буквально за неделю. На моем этаже жили 17 человек, сейчас — всего семь. На других этажах живет по 2-3 человека. 

Раньше каждый день были вечеринки, было много людей во дворе. Все веселились и общались. Это было круто — студенческая атмосфера. Сейчас просто тишина, никого нет. Печально смотреть на общежитие с улицы вечером — очень много окон, в которых не горит свет.

Я благодарен Вышке, потому что информационная поддержка была на хорошем уровне. Я получал несколько сообщений из международного офиса. Мне присылали гайд «Как действовать студентам за границей», который был полезен. Они спрашивали, планирую ли я остаться в Нидерландах. Контакты доступны. Думаю, если что, я бы мог спокойно обратиться к ним, написать, и они бы ответили. 


Алена Аршинова

Экономика, 3 курс

В Нидерландах с 29 января

Алена Аршинова

Меня зовут Алена, и я уехала по обмену в Гронинген.

О самоорганизации на дистанционке

Мой университет перешел на дистанционное обучение 13 марта. Тогда оставалась всего одна учебная неделя до сессии, поэтому нам выслали задания, а занятия отменили. Сессию в итоге перенесли на лето, вместо нее были каникулы.

Недостаток онлайн обучения ㅡ в самоорганизации. Сложно сконцентрироваться на просмотре лекций, я часто отвлекаюсь на бытовые проблемы. Преимущество ㅡ в экономии времени. Лекции можно смотреть в записи с увеличенной скоростью. Онлайн пар у нас еще не было, но думаю, что дистанционное обучение изменит мою жизнь в лучшую сторону. Я смогу больше времени уделять себе, заниматься спортом и саморазвитием. 

О ситуации с коронавирусом в Нидерландах

Я выхожу из дома, потому что в Нидерландах официально не запрещено гулять по улицам. Все общественные места закрыты, но можно выйти в парк на пробежку. Я стараюсь избегать людных мест и контактировать только с теми людьми, с которыми я живу. В общежитии нам запрещают собираться в группы, устраивать вечеринки, приходить в гости на другие этажи. Я не вижу в этом большого смысла, потому что мы все равно пользуемся общей ванной и кухней.

Алена Аршинова

Меня пугает ситуация в мире, а не только в стране. Я понимаю, что в Нидерландах все довольно плохо, но даже не знаю, сколько случаев заражения и смертей в моем городе. Гронинген ㅡ маленькая провинция, неизвестно, где можно посмотреть статистику коронавируса здесь. 

В самом начале меня охватывала волна паники, я не понимала, что делать, куда деваться. Сейчас я привыкла, и все более менее спокойно. 

«Тут я получаю опыт мобильности, неполный, но хоть какой-то»: почему осталась в Нидерландах

Многие мои однокурсники уехали домой. Уехали абсолютно все американцы и большинство студентов из азиатских стран. Осталась примерно половина общежития. Здесь все переживают это время хорошо. Мы все вместе, мы не скучаем.

Я не пыталась вернуться домой, потому что лететь было небезопасно. Аэропорты, самолеты места, где можно легко заразиться. Тем более когда здесь началась изоляция, в Москве люди еще ходили в университеты, кафе, ездили в метро. Остаться в Нидерландах было безопаснее, чем вернуться в Россию. Тут я получаю опыт мобильности, неполный, но хоть какой-то общение с людьми, практика языка. 

Об отсутствии поддержки Вышки

Вышка никак меня не поддерживает. Конечно, она прислала гайд, как вести себя за границей, и анкету, где были вопросы о моем самочувствии. Но я получила первое письмо от Вышки спустя две недели после того, как коронавирус начал распространяться в Нидерландах. 


Автор: Кристина Черных
Редакторы: Анастасия Буракова, Константин Матвеев
Обложка: McKinsey / rawpixel

Другие истории вышкинцев, оказавшихся за границей во время пандемии, читайте в первой и второй частях тематического блока.