Театр после пандемии

23 сентября, 2020
Содержимое
В конце июня 2020 года для театралов Москвы и не только забрезжила надежда: Роспотребнадзор выпустил указ в 32 пунктах о том, какие меры должны быть предприняты, чтобы театры и концертные залы смогли вновь принимать публику. Санитарные требования касались не столько непосредственно зрителей, сколько описывали рабочие будни и закулисную жизнь. В начале августа Департамент культуры расширил эти требования до 44 пунктов, и в театрах начались репетиции. Как выглядит культурный досуг осенью 2020, — читайте далее в нашем материале.

Театр начинается с…

Всё лето в воздухе витали сомнения: пойдут ли люди в театры, когда они откроются? Ведь, во-первых, остаётся страх заражения, а, во-вторых, платёжеспособность населения после самоизоляции слегка уменьшилась.

Как показала практика, все эти опасения были напрасны. По крайней мере, с новой шахматной рассадкой (сейчас посетителям доступно лишь 50% мест в зале) купить билеты, как раньше, накануне или день в день, практически невозможно. Автору статьи просто повезло, что желаемый спектакль («Трамвай “Желание”» в Малом театре) шёл во вторник в 18:30 — очень неудобная комбинация для работающего человека. Для примера: в октябре на эту же пьесу все места уже раскуплены, потому что она идёт в пятницу.

Включите свет, мне страшно одному!

Была в советские времена такая шутка про театр Советской армии: третий звонок, гасят свет, открывается занавес, начинается спектакль, и вдруг из зрительного зала раздаётся голос: «Включите свет, мне страшно одному!»

Без привычной толпы в гардеробе, буфете и фойе оказалось весьма неуютно: негде затеряться, ты находишься на виду у всего персонала, который, если прийти к открытию, количественно преобладает над посетителями.

По распоряжению Роспотребнадзора угощать гостей можно только напитками в заводской упаковке. Однако буфет малой сцены Малого театра смог похвастаться и другими угощениями: привычными бутербродами и пирожными, правда, обособленными друг от друга в пищевую плёнку и пластиковые коробочки. А вот такой, казалось бы, обязательный аромат кофе в тот вечер в воздухе не витал. Соблюдение требований или технические неполадки — причина осталась неизвестной.

Забавно было, купив угощение, по привычке двинуться к стоячим столикам, чтобы потом одёрнуть себя: все стулья в буфете оказались свободными.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Чтобы попасть на представление, нужно соблюсти все формальные предписания: быть в маске (которую, кстати, театры обязали продавать при входе для непутёвых граждан), разрешить сотрудникам измерить температуру, пройти фейсконтроль на предмет отсутствия признаков простуды и, конечно, иметь при себе билет. Стоя в очереди, нужно соблюдать дистанцию, а развлечь себя во время ожидания можно изучением стендов о COVID-19 и дезинфекцией рук санитайзером — тоже обязательная программа.

Весь персонал не только в масках, но и в перчатках — новый, хотя и ожидаемый элемент униформы. Пол в фойе, к счастью, полосами, указывающими на необходимую дистанцию, не расчерчен. Хотя зрители и сами не пытались приблизиться к незнакомцам. Правда, маски к этому времени были уже не на всех лицах.

В зрительном зале, в зрительном зале…

И вот посетители начали рассаживаться по местам.

Летом в новостях то и дело проскальзывали сюжеты о потасовках, вызванных отсутствием масок у пассажиров общественного транспорта и посетителей торговых центров. Однако, несмотря на то что примерно четверть зрителей пренебрегла этой мерой защиты, ни одно замечание так и не прозвучало.

Также интерес вызывала непосредственно рассадка. Московские театры по-разному выполняют требование о пятидесятипроцентной загрузке зала: Театр наций оставил рабочим только партер, РАМТ (Российский академический молодёжный театр) сделал «двойные пробелы» — два места занято, два — свободно, чтобы пары могли сидеть вместе.
Но самый часто встречающийся вариант, который применил и Малый театр, — это шахматный порядок через одного. Вроде бы логично, но театр — это тот вид искусства, который в процессе смотрят поодиночке, но ходят на спектакль чаще всего вдвоём. Интрига состояла в том, что будут делать разлучённые пары.

Примерно треть воссоединилась. По ощущениям, это скорее были давно не видевшиеся знакомые, которым хотелось поговорить. Остальные чинно сидели в телефонах поодиночке. Небольшой бой разыгрался за первый ряд партера. Вновь прибывшие показали билеты шахматно сидящим зрителям, они о чём-то посовещались, но кому принадлежали эти места по праву, осталось непонятным: все гости сели в первом ряду, правда, уже не соблюдая дистанцию.

Как и в случае с масками, персонал в это самоуправство не вмешался и оставил личную безопасность на совести зрителей.

И в заключение

Артистам Роспотребнадзор разрешил выступать без масок, так что спектакль не пострадал: актеры играли привычные мизансцены, обнимались и даже целовались. Всё точно по пьесе.
К концу первого действия в зале стало очевидно душно, хотя пункт о том, что необходимо проверить вентиляционные системы и проветривать помещения каждые два часа, был в числе первых. В маске это упущение оказалось переносить особенно тяжело.

В целом же в шахматной рассадке есть преимущества: подлокотники кресел в твоём полном распоряжении; соседи спереди не мешают обзору, и ты никому не мешаешь тоже; отсутствие очередей куда бы то ни было и возможность не протискиваться, а перемещаться свободно, просто окрыляет.

Понятно, что театры от этой ситуации в большом убытке, но вот зрителям, кажется, стало гораздо комфортнее.


Автор: Дарья Нестерова
Редактор: Олеся Морозова
Обложка: https://www.pexels.com/ru-ru/@donaldtong94