Карантинный Рединг

22 июля, 2020
Содержимое
Редингский университет располагается в Беркшире, в Англии, и был основан в 1892 году как расширение Оксфордского университета. Сейчас он стоит на 38 месте в списке лучших вузов Великобритании среди многопрофильных учебных заведений. Редакция HSE Press поговорила со студенткой второго курса этого университета. Ева родилась в Литве, росла в двух странах попеременно — то в Литве, то в России, сейчас учится в Великобритании на программе, профильным дисциплинами которой являются математика и биология.

Университет Рединга был закрыт на карантин и переведён в формат дистанционного обучения в конце марта. Формально в этом городке на протяжении всего режима самоизоляции было разрешено выходить на улицу, заниматься спортом, встречаться.

— По сути никаких строгих правил нет. Например, ко мне может приехать друг из другого города. Но если мы устроим грандиозные тусовки, их прикроют.

Фото: instagram.com/henleycareers/

Фото: instagram.com/henleycareers/

В университете Рединга было создано несколько систем по финансовой поддержке студентов. Например, студентам выделялась определенная сумма на покупку компьютера при его отсутствии. Также университет обеспечивал продуктами студентов из малоимущих семей. Была отменена оплата общежитий, так как многие студенты уехали, как только был введён дистанционный режим обучения. Кроме того  университет помогает с расторжением контрактов по аренде общежития — обычно это не предусмотрено, но в настоящее время меняются привычные схемы. Однако перерасчет стоимости или скидки не предусмотрены.

По словам Евы, на карантине новые форматы обучения (дополнительные проекты, тесты и так далее) не появились — только изменилась форма проведения старых. Семинары и лекции проводились онлайн на специальной платформе, созданной университетом, но посещать их было не обязательно — записи сохранялись там же, все материалы можно было посмотреть по необходимости. На этой же платформе находились чаты групп и потоков, где можно было задать вопросы по материалу.

— Всё завязано на студентах. Если кто-то что-то делал и до дистанционки, в целом, они продолжают работать и сейчас. Если нет — то это уже не издержки системы, а издержки конкретных людей.

Фото: instagram.com/leon_wy_/

Фото: instagram.com/leon_wy_

В мае был период экзаменов. Все тестирующие работы проводились следующим образом: доступ к ним открывался в 9 утра одного дня, а закрывался в 8 утра следующего. В течение этих 23-х часов студент мог начать и закончить во сколько угодно.

— Поскольку экзамены до утра, у нас много времени на работу. Ты вроде бы делаешь всё относительно быстро, но потом ещё 8 часов бегаешь перепроверяешь — «А вдруг что-то не так?».

Ограничение стояло только на тестовую часть работ с выбором ответа — три часа на выполнение, а части экзамена с развернутыми ответами, эссе и так далее никакими сроками, кроме финального, сжаты не были. Запрещено было общаться и искать внешнюю помощь, но отсутствовал прокторинг в любой его форме и сохранялся формат «опен-бук» — можно было воспользоваться любыми конспектами и учебниками. После сдачи все работы проходили антиплагиат.

— Руководство решило, что будет невозможно и даже глупо с прокторингом следить за каждым. Камон… Зачем просто? Да и у многих людей нет возможности выйти в интернет к определенному закреплённому для всех времени. Кому-то нормально — этот кто-то сидит дома и у него всё хорошо, но есть ребята, у которых родственники болеют, которые в панике — зачем только усложнять?

Помимо прочего, в университете очень развита внеучебная жизнь. Каждый может предложить какую-либо идею, и, если её поддержат хотя бы 10-15 человек, можно открыть свой «клуб по интересам» на базе университета. В условиях самоизоляции многие клубы несколько модифицировали, но продолжили свою деятельность, в основном, просто переведя занятия в онлайн-формат. Например, в художественных студиях ребята встречались на видеконференциях с моделью — в то время, как она позировала онлайн, все сидели по домам и рисовали.

— До карантина я участвовала в настолках, паркуре и танцах. Всё, конечно, по-разному сейчас. Но вот на паркур, например, можно вдвоём прийти и позаниматься — никто не остановит, это же не массовое скопление людей. Так и продолжаем учиться.

Фото: instagram.com/uniofreading/

Фото: instagram.com/uniofreading/

Во время звонка у меня, автора статьи и, по совместительству, интервьюера, время от времени были неполадки с интернет-соединением, и Ева поделилась ещё одной интересной историей:

— В России как-то всегда не так с интернетом. Это забавно. Мы иногда созваниваемся небольшой межнациональной компанией, и у ребят из Франции, Италии, Литвы, у меня в Британии с инетом всё ок. Зато у друзей из России вечно что-то лагает. У нас даже внутренний мем появился — когда делаешь скрин созвона, и в каком-то из окошечек человека видно нечётко, он распадается на пиксели или западает звук, сразу понятно, кто и откуда звонит.

Сессию студенты Рединга закрыли ещё в начале июня и уже около месяца успешно выполняют те планы, которые были намечены ещё во время учёбы: встречаются с друзьями, ходят на пикники, гуляют в парках, пьют в барах и пабах, и в целом отдыхают.


Автор: Надежда Стрельцова
Редакторы: Анастасия Буракова, Ирина Суслова
Обложка: Steve Parsons/PA

О том, как функционировал на карантине другой заграничный университет — калифорнийский Чемпен — читайте в нашем материале