Прокторинг: это правда работает?

4 июня, 2020
Содержимое
Коронавирус изменил процесс сдачи экзаменов по всему миру. Университеты находят новые способы проверить знания студентов, полученные за месяцы обучения. Вышка выбрала платформу «Экзамус» для проведения летней сессии. Однако система имеет как достоинства, так и недостатки. О них мы поговорили со студентами, которые уже столкнулись с прокторингом при сдаче экзаменов, и уполномоченным по правам студентов Русланом Аслановым.

Что такое «Экзамус»?

«Экзамус» — это сервис, который помогает проводить онлайн-экзамены и контрольные. По его правилам во время тестирования студентам запрещено покидать рабочее место и пользоваться вспомогательными материалами. В кадре не должно быть посторонних людей. Как утверждается на официальном сайте, разработчики «Экзамуса» создали технологию, которая анализирует поведение пользователей и распознаёт их эмоции. 

Во время сдачи экзаменов используется технология прокторинга (англ. proctor — контролировать ход экзамена). Следить за онлайн-экзаменом в реальном времени по веб-камере может специалист (очный прокторинг) или же программа, которая контролирует рабочий стол испытуемого, количество лиц в кадре, посторонние звуки и голоса. В НИУ ВШЭ прокторинг используется в различных видах аттестации, а этой весной из-за перехода на онлайн обучение многие контрольные мероприятия проводятся в формате синхронного и асинхронного прокторинга. В первом случае за ходом экзамена в режиме реального времени онлайн наблюдает сторонний проктор, во втором — система в автоматическом режиме отслеживает запрещённые действия.

В мае администрация Вышки вместе со Студсоветом собрала информацию у студентов, которым нужна поддержка университета. «Было получено около 300 запросов на помощь с различной техникой и от тех, кто уехал, и от тех, кто оставался в общежитиях, — говорит Павел Здоровцев, директор по развитию студенческого потенциала. —  На текущий момент (22 мая — прим. HSE Press) они все удовлетворены. Также были неприятные кейсы, когда студенты отказывались получать технику. Они хотели проверить, действительно ли студентам, находящимся в регионах, оказывается материальная помощь по запросу. Студенты, обучающиеся на бюджете, имеют право на получение материальной помощи, компенсацию понесённых затрат с учётом ограничений по стоимости на камеры, гарнитуры, ноутбуки».

«Другого способа на ряде экзаменов обеспечить контроль за списыванием нет, — утверждает старший директор по основным образовательным программам Анна Коровко. — Эта компания (речь об «Экзамусе» — прим. HSE Press) сейчас с самым разработанным механизмом автоматического контроля за поведением студента. Это апробация методики, которая дальше будет с нами, потому что мы меняем образовательную модель, потому что мы иначе будем подходить к построению учебных траекторий студентов. Если вы не в состоянии сейчас осваивать программу в силу условий  — напишите заявление об этом. Это будет считаться, как пропуск по уважительной причине. Уметь собраться и выполнить задание в тех условиях, которые нам предлагают, — тоже важный навык».

В целом, по словам Здоровцева и Коровко, администрация предлагает обсуждать возникающие проблемы, чтобы не возникало чувства напряжения и неразрешенных конфликтов, и все вопросы решались более эффективно и конструктивно. 

 

Об эмоциях при сдаче экзаменов

Новый формат сдачи экзаменов может принести дополнительный стресс студентам и ухудшить их результаты — об этом также говорилось и на заседании Студсовета 22 мая. Мы поинтересовались, насколько морально сложнее стало сдавать экзамены, и взяли интервью у студента четвёртого курса МИЭФ:

«К четвёртому курсу к экзаменам относишься уже более-менее спокойно, но в связи с эпидемиологической обстановкой я надеялся, что нам пойдут на встречу — и мы сможем с задержкой сдавать экзамены очно. Поэтому, когда объявили, что всё пройдёт онлайн, определенный страх неизвестности был. Но всё, чего опасался — прерывания связи и прочие проблемы — обошло меня стороной. Были сложности, но администрация помогла всё урегулировать.

С одной стороны, на дистанционных экзаменах ты находишься у себя дома, а, как известно, «дома и стены помогают». С другой стороны, в голову постоянно лезут мысли о том, чтобы никто по ошибке не зашёл в твою комнату во время экзамена. Я не был в восторге, когда узнал, что «Экзамус»— программа, которая сканирует весь компьютер. По-моему, с помощью неё могут получить доступ к личным данным пользователя. Плюс ко всему основной компьютер, который у меня был, — рабочий, и никакая система безопасности не позволит писать экзамен без сбоев.

Всем, кто будет сдавать онлайн-экзамены, советую постараться абстрагироваться от внешних обстоятельств и сконцентрироваться на задании. Лишние нервы к хорошему никогда не приведут».

Помимо стресса, вызванного новизной формата, студенты рассказывают о многочисленных технических неполадках. О них студенты должны сообщать по электронному адресу, который указан в инструкции к экзамену.

«Скорость реагирования на первом экзамене оставляла желать лучшего: на моё обращение администрация ответила спустя 30 минут, когда я сам во всём разобрался. Хотя на остальных экзаменах реакция была практически мгновенной — не больше пяти минут».

 

О проблемах с системой

На прошлой неделе Вышка провела ещё несколько контрольных в «Экзамусе». На одной из них студенты часами ждали, пока система выдаст им задания, а некоторые студенты так и не смогли к ним приступить. Ещё одну контрольную на ФКН перенесли в конференцию Zoom из-за того, что десятки студентов не смогли войти в «Экзамус». Прокторинг на этой работе отменили для всего потока.

Мы уже писали о сбоях в работе системы. Вот, что о них говорят студенты: 

«Первый экзамен — Investment Management — был в неудобном формате. Вместо классического письменного формата мы были вынуждены заполнять Google документ, что сильно снизило скорость выполнения заданий. Более того, на первом экзамене я не мог получить доступ к заданиям 20 минут, и вместо отведенных 60 минут у меня было 40.

Второй экзамен — Corporate Finance — проходил в другом формате: давалось 120 минут на выполнение заданий и 15 минут на сканирование работы с помощью телефона. По сути никаких проблем не возникло и экзамен был написан в штатном режиме.

Третьим экзаменом была Industrial Economics. На нём возникли трудности с предварительной проверкой — через привычный мне браузер Google Chrome не удавалось активизировать трансляцию экрана, но поддержка быстро отреагировала на мою проблему. После замены браузера трансляция заработала. Однако мои «приключения» с «Экзамусом» на этом не закончились. Во время экзамена программа три раза «вылетала», приходилось настраивать всё заново. После третьего раза и обращения к администрации факультета меня переключили на Zoom. Мне дали дополнительные 10 минут и позволили дописать экзамен в свободной форме. Предварительно администраторы попросили меня показать паспорт и рабочий стол.

Четвёртый экзамен — Quantitative Finance —прошёл без всяких проблем.

На последнем экзамене — Microeconomics — в задании была некорректная формулировка. После того, как я написал в поддержку, меня переключили на преподавателя, и он разъяснил суть задания. Больше неполадок и проблем с формулировками не было».

Студенты также упоминают «небольшие потери», которые они понесли при сдаче экзаменов в новом формате. 

«Я думаю, что, если бы экзамен был в очной форме, на каждом экзамене я набрал бы в среднем на 5-10% больше, чем на онлайн-экзамене. В первую очередь это связано с тем, что, загружая файл в систему, ты много раз перепроверяешь, ничего ли не перепутал. Плюс дополнительные правила о проведении экзамена не облегчают его сдачу, а только добавляют нервозности. Эти 5-10% ушли на волнение и на то, чтобы связаться с администрацией».

Несмотря на то, что некоторые студенты находятся дома, где шумят маленькие дети, администрация относится с пониманием к случаям, когда невозможно избавиться от посторонних шумов:

«Во время второго экзамена в моем доме были маленькие дети, поэтому я не мог избавиться от посторонних звуков. Я объяснил это администрации, там отнеслись с пониманием и пошли мне навстречу».

После того, как студенты справились с техническими трудностями и написали экзамен, их может ждать дополнительное «собеседование», если в ходе экзамена прокторы зафиксировали спорные по их мнению ситуации — например, отведение взгляда от экрана дольше чем на 15 секунд.

«Был ещё момент, когда во время экзамена у меня зазвонил телефон, он лежал не рядом со мной, поэтому, сказав об этом наблюдателю, я спокойно взял телефон и отключил звонок, больше проблем не возникало».

 

Реакция студентов

21 мая студенты вместе с омбудсменом опубликовали открытое письмо, в котором высказывали свои опасения и выдвинули предложения о пересмотре требований при сдаче экзамена.

«Ознакомившись с ним, могу сказать, что если бы оно было составлено раньше, то я бы подписался! Использовать практику Лондонского университета в наших условиях, наверное, не получится, но и заниматься слежением за «каждым вздохом» тоже не стоит», — продолжает наш собеседник с МИЭФ.

 


Мнение Уполномоченного по правам студентов

Чтобы ответить на волнующие студентов вопросы, мы взяли интервью у уполномоченного по правам студентов НИУ ВШЭ Руслана Асланова.

— Как вы относитесь к данной системе в целом? Каковы, по-вашему, её преимущества и недостатки?

— Сам по себе прокторинг — это не плохо. В ограниченном применении он даже может быть эффективным, например, когда надо провести тест на семинаре или промежуточную контрольную. В тех условиях, когда оценка не имеет большого веса, а аудитория прокторинга невелика, он может помочь и студентам, и преподавателям. Но в настоящий момент ощущается чрезмерное использование этой системы, причём иногда оно выглядит довольно неестественным.

Ключевые минусы: множественные технические ограничения, довольно жёсткие требования к студенту, как следствие, возможно психологическое напряжение.

— Какое ваше мнение об открытом письме за пересмотр решений по вопросу прокторинга? Помогают ли требования избежать списывания и других нарушений процедуры сдачи экзамена?

— Я участвовал в составлении письма, поэтому полностью поддерживаю его. Что касается списывания, то высокие требования не всегда могут от него защитить — виртуозы есть везде. Мне больше нравится идея создавать такие форматы заданий, при которых списывание невозможно в принципе. Задания должны требовать глубину подготовки и одновременно стимулировать креативный потенциал студента.

— С какими сложностями сталкиваются преподаватели при использовании прокторинга?

— Преподаватели не всегда уверены, что прокторинг — это панацея. Предполагается, что преподаватель имеет право от него отказаться. На практике далеко не все знают, как это сделать. Иногда преподаватели воспринимают прокторинг как указ сверху.

Если вы преподаватель и хотите отказаться от прокторинга, то сообщите об этом руководителю образовательной программы или декану. В крайнем случае напишите в Дирекцию основных образовательных программ.

— Студенты волнуются о технических неполадках и конфиденциальности информации. Что вы можете сказать об этом?

— Для многих это будет первый опыт прокторинга в жизни. Это уже само по себе заставляет нервничать, а если прибавить к этому условия экзамена, то может быть трудно избежать стресса. Возможно, всё не так драматично и страшно, как может показаться на первый взгляд, но мне кажется, что летняя сессия прибавит студенческому самоуправлению много кейсов. Радует, что администрация заявила о готовности работать по ним совместно.

— Будет ли система использоваться дальше?

— Мне кажется, многое зависит от результатов сессии. Если будут повсеместные сбои и трудности, значит, технология непригодна и использовать её нет смысла. Если все пройдёт хорошо, то она наверняка будет использоваться и дальше.

Не стоит забывать, что сейчас университет вынужден искать решения из-за внешних обстоятельств. Думаю, если прокторинг и сохранится в Вышке, то он не будет использоваться в таких масштабах, и найдёт ограниченное применение.

— Какие советы вы можете дать студентам для успешной сдачи экзамена?

— Сейчас важно не поддаваться панике и упадническим настроениям в изоляции. Очень советую не молчать о своих проблемах, а сообщать о них студенческим советам, администрации или лично мне.